1. Сочинения
  2. По литературе
  3. Шолохов
  4. Анализ рассказа Жеребенок

Война – страшное событие, под влиянием которой люди, несомненно, меняются. Не может в такое время человек остаться прежним. Он должен не иметь страха и жалости к врагу. Ведь человек понимает, что от этого зависит жизнь его друзей, близких, родственников, да и обычных людей. Но какие бы события не происходили, человек остаётся человеком, у которого есть чувства, эмоции и сострадание.

В произведении Шолохова действие происходит во времена противостояния «красных» и «белых». Кругом бои, слышны постоянные выстрелы. Земля, изрытая окопами и истоптанная истоптанными сапогами пехоты, напоминала «заплаканное, измятое горем лицо девушки». И среди всего этого случается прекрасное. Самое важное, что происходит в жизни – рождение нового существа в данном произведении — жеребенка. И первое, что ощущает звереныш это ужас и лишь потом, он почувствовал «полноту жизни и неизбывную сладость материнской ласки». Рассказ Шолохова построен на контрастах, например, война и рождение. Главный герой Трофим, увидев существо, понимает, что он лишь будет мешать воевать и доставлять проблемы, поэтому его надо уничтожить. Такого же мнения и эскадронный.

Рано утром Трофим с винтовкой направляется в конюшню. Проходит пару минут, но выстрела так и не слышно. Неисправна винтовка утверждает Трофим, но оказывается, что в ней просто нет патрон. И Главный герой, разговаривая с эскадронным, решает пока оставить жеребенка, ведь когда кончится война, надо будет пахать. Первая попытка выполнить задуманное Трофиму, не удаётся.

Когда же начинается бой, жеребенок носится под ногами. А после, когда маленькое животное отстало, мать его не слушается Трофима, ничего ее не заставляет двинуться с места, пока малыш не нагонит ее. Тут Трофим вновь берет винтовку и стреляет, но промахивается. Главный герой понимает, что не может убить невинного зверька. Да и эскадронный потом вечером признается, что глядя на жеребенка «сердце из камня обращается в мочалку».

На следующий день отряду приходится переправляться через Дон вплавь. Когда же Трофим увидел обессиленного, плывущего жеребенка, который так кричал, как дети кричат, не выдержал он и поплыл за ним. Выплывая на берег со зверенышем, не успевая откашляться, главный герой получает пулю в спину.

В данный рассказ небольшого объема М. Шолохов вносит огромный смысл, что и при ужасных обстоятельствах, человек остается человеком. Когда кругом одни смерти и сердце каменеет, рождение маленького существа, может растопить даже такое сердце. И человек может пожертвовать своей жизнью, чтобы дать ее другому существу.

Критика

Критик Л. Мышковская, относившая рассказ к произведениям, которые «являются как бы преддверием к «Тихому Дону», в них даны резко выраженные, очень запоминающиеся по своей остроте и правдивости эпизоды из гражданской войны на Дону» . Характеризуя «Жеребёнка», Мышковская писала:

На жестоком фоне войны и взаимоистребления показаны человек и его сердце и неожиданное, но неистребимое непосредственное чувство человечности и жалости, приходящее в конфликт с логикой обстановки и момента. Побеждает человечность, хотя и дорогой ценой ― ценою жизни Глубокая человечность, чувство любви и жалости ко всему живому и беспомощному показаны мастерски в суровых и простых сердцах бойцов. Весь рассказ: описание кобылы, жеребёнка, боёв ― всё проникнуто истинной поэзией, т.е. тем, чем живо настоящее искусство» .

Ф.Г. Бирюков, размышляя об оригинальности художественного мышления Шолохова, писал, что в «Жеребёнке» проявилась его (если воспользоваться словами Л.Н. Толстого) «способность усиленного внимания вследствие которого человек, одарённый этой способностью, видит в тех предметах, на которые он направляет своё внимание, нечто новое, такое, чего не видят другие», ― что указывает на глубокое родство писателя с Пушкиным, Некрасовым, Толстым . Проанализировав творческие возможности писателя, проявившие себя в рассказе, исследователь приходит к выводу, что есть в произведении «что-то органическое, произросшее из тучной чернозёмной почвы, как дуб-великан, как сама радующая, вдохновляющая красота. Шолохов достигает удивительного сходства и образа всё это оставляет ощущение очень сложного и мудрого» .

Михаил Шолохов, «Жеребенок»: краткое содержание рассказа

Небольшое по объему произведение показывает, в каком сложном взаимоотношении находились две противоположные стороны жизни на Дону: война с несущими смерть выстрелами и необъяснимой жестокостью и мир с материнской любовью и способностью сострадать. Контрастны и разные части рассказа. В начале его читатель становится свидетелем того, как рождается новая жизнь, а в финале – как просто погибает человек от настигшей его пули.

Публикации

Рассказ «Жеребёнок» впервые опубликован в газете «Молодой ленинец», 24 апреля 1926 года, № 94.; № 100, 1 мая. В том же году (1926) рассказ был напечатан в » Журнале крестьянской молодёжи» (№ 18, 20 сентября) и журнале «Прожектор» (№ 19, 15 октября). В сборник «Лазоревая степь» автором включён не был; в 1927 году вышел в Госиздате в составе сборника «О Колчаке, крапиве и прочем» . Входил в авторский сборник «О Колчаке, крапиве и прочем» (1927) и «Лазоревая степь. Донские рассказы» (1931).

Появление жеребенка

Рассказ начинается с описания летнего дня. Вполне будничная картина с жужжащими у навозной кучи мухами, звенящими в палисаднике пчелами и кричащим петухом дополняется градом картечи от взрывов, раздающимися вдалеке пулеметными очередями и стоном лежащего в хате раненного. В таких условиях у рыжей кобылицы появился на свет жеребенок.

Первое чувство, которое он испытал, — ужас. И только после того, как мать облизала его, и он уткнулся в ее теплое вымя, пришло ощущение полноты жизни. Само его появление было как будто не к месту – к такой мысли подводит читателя Михаил Шолохов. Жеребенок ассоциируется с радостью и счастьем, а вокруг только кровь и страдания.

Характерные болезни жеребят

Развивающийся неокрепший организм уязвим для всякого рода инфекций, возбудителями которых являются различные бактерии и вирусы.


К таким заболеваниям относятся:

  1. Родококковая инфекция жеребят (Rhodococcus equi). Проявляется бронхопневмонией, колитом и лимфоденопатией. Первичные симптомы — это повышение температуры тела, частое дыхание, выделения из носа, затем могут появиться колики в животе, понос. Необходимо обращение к ветврачу для установки правильного диагноза. Лечение проводится путем применения антибиотиков (эритромицин и рифампицин) и средств, понижающих температуру тела и облегчающих кашель.
  2. Мыт (Streptococcus equi). Относится к заболеваниям верхних дыхательный путей. Характерные симптомы — это резкое повышение температуры тела до +40-41 °С, обильные гнойные выделения из носа, лимфоденит в головной части, кашель. При наличии подобных симптомов обращение к специалистам имеет обязательный характер. Лечение проводится антибиотиками пенициллинового ряда и противовоспалительными препаратами (флюниксин). При наличии гнойного абсцесса раны вскрывают и промывают при помощи раствора повидон-йода (3–5%). Переболевшие жеребята имеют пожизненный иммунитет к этому заболеванию.
  3. Ринопневмония лошадей. В этом случае происходит поражение слизистой оболочки верхних дыхательных путей. Симптомы — лихорадка с температурой до +41 °С, нет аппетита, нежелание вставать, кашель, насморк, трудности с глотанием. Диагноз устанавливается ветврачом после лабораторных исследований. Лечение проводится противомикробными и нестероидными противовоспалительными препаратами, в тяжёлых случаях — искусственная вентиляция лёгких.
  4. Грипп лошадей. Относится к болезням верхних дыхательных путей. Его симптомами являются высокая температура, сильный и болезненный кашель, конъюнктивит. Лечение проводится только после лабораторной диагностики. Применяются антибиотики с широким спектром действия, препараты от кашля и для понижения температуры. Заболевшей особи показан полный покой и хорошее питание.
  5. Аденовирус лошадей. Очень серьёзное заболевание, которое может быть смертельным. Симптомы — выделения из носа, кашель, особенно после нагрузки, диарея, воспаления лимфатических узлов в районе челюсти. Лечение симптоматическое, но только после установки диагноза в ветеринарной клинике.

Надо отметить, что всех инфекционных болезней жеребят можно избежать путём вакцинации.


Очень часто молодняк подвержен болезням, которые могут появиться в результате неправильного ухода или травмы.

К таким относятся:

  1. Колики, которые появятся при неправильном питании. В этом случае животное ведёт себя беспокойно, старается найти положение, в котором болезненные ощущения меньше. Избавиться от колик можно постановкой клизмы и массажем живота и боков жеребёнка.
  2. Воспаление копыт, которое может появиться в результате травмы. Первым делом можно наблюдать то, что жеребёнку трудно стоять на ножках, а также повышенную температуру в области копыт. В таких случаях немедленно осмотрите конечности, найдите причину. Обычно расчистка и обработка дезинфицирующими средствами быстро сводит воспаление на нет. В трудных случаях можно наложить защитную повязку, а если есть локальное повышение температуры, то сделайте холодный компресс.
  3. Экзема. Появляется в случае неправильного содержания животных, недостаточного ухода за шерстью и кожей. Участки, поражённые этой болезнью, сначала мокнут, затем покрываются сухой корочкой и сильно чешутся. Лечение заключается в купании жеребят со специальными шампунями, которые содержат берёзовый дёготь. Дополнительно можно наносить цинковую мазь.

Мы рассмотрели наиболее распространённые болезни у жеребят. Помимо этих, существуют и другие. В любом случае вы должны обращаться к ветеринарным докторам, которые установят точный диагноз и расскажут методы лечения. От вас требуется соблюдение гигиены и чистоты в конюшнях, полноценное питание и, желательно, вакцинация.

Судьба решена

Вскоре Трофим, словно оправдываясь, сбивчиво рассказывал командиру, как странно вела себя в последнее время его кобыла. Эскадронный был непреклонен: «Пристрелить». Так категорично, впрочем, как и полагалось на войне, принимается решение о судьбе только родившегося существа – отмечает Михаил Шолохов.

Жеребенок должен был дожить лишь до рассвета, поскольку рано утром Трофим направился к конюшне с винтовкой. По дороге он поздоровался с мирно сидящим на крыльце эскадронным – тот пытался сплести половник для вареников. На вопрос командира: «Идешь жеребенка ликвидировать?» ничего не ответил и, махнув рукой, пошел дальше.

Минута, две – но выстрела так и не последовало. Вскоре из-за угла конюшни появился Трофим. Он был смущен – пишет Шолохов. Жеребенок – краткое содержание последовавшего между эскадронным и Трофимом разговора сводилось к тому, что винтовка неисправна – остался жить. «Кончится война – на нем еще… пахать», — рассудил командир.

Как ухаживать за беременной кобылой

В интересном положении кобыла находится 11 месяцев. Всё это время проявляйте особый интерес к ней, ведь между вами должно быть установлено полное доверие. Кроме этого, постоянное наблюдение за животным позволит выявить проблемы и решить их без негативных последствий.

Процесс ухода за кобылой в интересном положении заключается в следующем:

  • обеспечьте будущей мамочке ежедневные прогулки, они должны быть спокойными;
  • если ваша лошадь спортивная и привыкла к физическим нагрузкам, то тренировки должны быть обязательно, лишь слегка уменьшите нагрузки;
  • составьте для любимицы особый рацион, насыщенный питательными веществами и витаминами, всегда должен быть жёсткий корм (сено) или выгул на пастбище;
  • обеспечьте кобылу водой, пусть пьёт, когда ей захочется, во избежание обезвоживания;
  • следите за весом беременной особи, она не должна быть толстой;
  • примерно за месяц до предполагаемых родов переведите кобылу в отдельный загон, защищённый от непрошеных посетителей (чужие люди, другие лошади, собаки);
  • чтобы не было проблем с кормлением жеребёнка, поглаживайте живот и соски лошади, она привыкнет к прикосновениям в этой области;
  • за две недели до предполагаемых родов подготовьте специальное место для родов, которое должно быть достаточно большим, чтобы лошадь могла свободно лежать, и защищённым от сквозняков, не забудьте о чистой подстилке из соломы, после всех приготовлений переведите сюда беременную кобылу.

Узнайте, сколько длится беременность, и как принять роды у лошадей.

Спаривание: тонкости процесса

Половозрелось у кобыл наступает примерно в 16-18 месяцев (конкретное время зависит от породы). Но отправленные на случку молодые лошади недостаточно хорошо вынашивают детенышей, которые отстают в развитии после появления на свет. Опытные коневоды рекомендуют случать животное не раньше, чем в трехлетнем возрасте. Только тогда питомица способна перенести беременность без осложнений и порадовать своего хозяина здоровым и крепким потомством.

Кобыла и конь

Период охоты начинается через каждые 30 дней, и именно в это время должно произойти оплодотворение. Половые органы лошади набухают, появляются белые выделения, аппетит ухудшается, самка реагирует на самца положительно и подпускает его к себе. Случка осуществляется на последующий день после начала течки и повторяется на протяжении всего периода охоты. Выделяют несколько эффективных способов случки: ручной, варковый и косячный.

Название Тип угодий Описание
Ручной Маленькие и средние фермы В загоне кобылу установите на наклонной поверхности. С копыт снимите подковы, подвяжите хвост. Подведите жеребца на растяжках, продетых в недоуздок, с помощью которых направляйте самца.
Варковый Фермы табунного типа Выберите группу кобыл и одного жеребца, после чего на период случки поместите их в один загон. Через несколько дней выпустите животных обратно.
Косячный Любое хозяйство Разделите кобыл на несколько групп, к каждой из которых на время охоты подпустите жеребца и позвольте ему выбрать самостоятельно, какую лошадь крыть.

Процесс случки лошадей

Взглянешь на него – «сердце из камня превращается в мочалку»

Прошло около месяца. Как-то в бою Трофим все не мог заставить свою кобылу идти вперед. Она закусывала удила, вертелась на месте и все ждала резвящегося жеребенка. В какой-то момент озлобленный мужчина спрыгнул с лошади, вскинул винтовку и выпустил в бесновавшегося чертенка целую обойму. Однако они все пролетели мимо: то ли промахнулся, то ли рука дрогнула. «Дурашливо взбрыкнул ногами», сделал еще круг и остановился неподалеку – так непосредственно ведет себя в это время, как отмечает Шолохов, жеребенок.

Краткое содержание состоявшейся в ту же ночь беседы между Трофимом и командиром помогают передать фразы эскадронного: «Жеребца… сничтожь. Гляну на него, и … рубить не могу… Вид у него домашний.., а хвост, как у лисы… Замечательный..!»

Онлайн чтение книги Донские рассказы Жеребенок

Среди белого дня возле навозной кучи, густо облепленной изумрудными мухами, головой вперед, с вытянутыми передними ножонками, выбрался он из мамашиной утробы и прямо над собою увидел нежный, сизый, тающий комочек шрапнельного разрыва, воющий гул кинул его мокренькое тельце под ноги матери. Ужас был первым чувством, изведанным тут, на земле. Вонючий град картечи с цоканьем застучал по черепичной крыше конюшни и, слегка окропив землю, заставил мать жеребенка – рыжую Трофимову кобылицу – вскочить на ноги и снова с коротким ржаньем привалиться вспотевшим боком к спасительной куче.

В последовавшей затем знойной тишине отчетливей зажужжали мухи, петух, по причине орудийного обстрела не рискуя вскочить на плетень, где-то под сенью лопухов разок-другой хлопнул крыльями и непринужденно, но глухо пропел. Из хаты слышалось плачущее кряхтенье раненого пулеметчика. Изредка он вскрикивал резким осипшим голосом, перемежая крики неистовыми ругательствами. В палисаднике на шелковистом багрянце мака звенели пчелы. За станицей в лугу пулемет доканчивал ленту, и под его жизнерадостный строчащий стук, в промежутке между первым и вторым орудийными выстрелами, рыжая кобыла любовно облизала первенца, а тот, припадая к набухшему вымени матери, впервые ощутил полноту жизни, неизбывную сладость материнской ласки.

Когда второй снаряд жмякнулся где-то за гумном, из хаты, хлопнув дверью, вышел Трофим и направился к конюшне. Обходя навозную кучу, он ладонью прикрыл от солнца глаза и, увидев, как жеребенок, подрагивая от напряжения, сосет его, Трофимову, рыжую кобылу, растерянно пошарил в карманах, дрогнувшими пальцами нащупал кисет и, слюнявя цигарку, обрел дар речи:

– Та-а-ак… Значит, ожеребилась? Нашла время, нечего сказать. – В последней фразе сквозила горькая обида.

К шершавым от высохшего пота бокам кобылы прилипли бурьянные былки, сухой помет. Выглядела она неприлично худой и жидковатой, но глаза лучили горделивую радость, приправленную усталостью, а атласная верхняя губа ежилась улыбкой. Так, по крайней мере, казалось Трофиму. После того как поставленная в конюшне кобыла зафыркала, мотая торбой с зерном, Трофим прислонился к косяку и, неприязненно косясь на жеребенка, сухо спросил:

– Догулялась?

Не дождавшись ответа, заговорил снова:

– Хоть бы в Игнатова жеребца привела, а то черт его знает в кого… Ну, куда я с ним денусь?

В темноватой тишине конюшни хрустит зерно, в дверную щель точит золотистую россыпь солнечный кривой луч. Свет падает на левую щеку Трофима, рыжий ус его и щетина бороды отливают красниною, складки вокруг рта темнеют изогнутыми бороздами. Жеребенок на тонких пушистых ножках стоит, как игрушечный деревянный конек.

– Убить его? – Большой, пропитанный табачной зеленью палец Трофима кривился в сторону жеребенка.

Кобыла выворачивает кровянистое глазное яблоко, моргает и насмешливо косится на хозяина.

* * *

В горнице, где помещался командир эскадрона, в этот вечер происходил следующий разговор:

– Примечаю я, что бережется моя кобыла, рысью не перебежит, намётом – не моги, опышка ее душит. Доглядел, а она, оказывается, сжеребанная… Так уж береглась, так береглась… Жеребчик-то масти гнедоватой… Вот… – рассказывает Трофим.

Эскадронный сжимает в кулаке медную кружку с чаем, сжимает так, как эфес палаша перед атакой, и сонными глазами глядит на лампу. Над желтеньким светлячком огня беснуются пушистые бабочки, в окно налетают, жгутся о стекло, на смену одним – другие.

– …безразлично. Гнедой или вороной – все равно. Пристрелить. С жеребенком мы навродь цыганев будем.

– Что? Вот и я говорю, как цыгане. А ежели командующий, что тогда? Приедет осмотреть полк, а он будет перед фронтом солонцевать и хвостом этак… А? На всю Красную Армию стыд и позор. Я даже не понимаю, Трофим, как ты мог допустить? В разгар гражданской войны и вдруг подобное распутство… Это даже совестно. Коноводам строгий приказ: жеребцов соблюдать отдельно.

Утром Трофим вышел из хаты с винтовкой. Солнце еще не всходило. На траве розовела роса. Луг, истоптанный сапогами пехоты, изрытый окопами, напоминал заплаканное, измятое горем лицо девушки. Около полевой кухни возились кашевары. На крыльце сидел эскадронный в сопревшей от давнишнего пота исподней рубахе. Пальцы, привыкшие к бодрящему холодку револьверной рукоятки, неуклюже вспоминали забытое, родное – плели фасонистый половник для вареников. Трофим, проходя мимо, поинтересовался:

– Половничек плетете?

Эскадронный увязал ручку тоненькой хворостинкой, процедил сквозь зубы:

– А вот баба – хозяйка – просит… Сплети да сплети. Когда-то мастер был, а теперь не того… не удался.

– Нет, подходяще, – похвалил Трофим.

Эскадронный смел с колен обрезки хвороста, спросил:

– Идешь жеребенка ликвидировать?

Трофим молча махнул рукой и прошел в конюшню.

Эскадронный, склонив голову, ждал выстрела, Прошла минута, другая – выстрела не было. Трофим вывернулся из-за угла конюшни, как видно, чем-то смущенный.

– Ну, что?

– Должно, боек спортился… Пистон не пробивает.

– А ну, дай винтовку.

Трофим нехотя подал. Двинув затвором, эскадронный прищурился.

– Да тут патрон нету!..

– Не могет быть!.. – с жаром воскликнул Трофим.

– Я тебе говорю, нет.

– Так я ж их кинул там… за конюшней…

Эскадронный положил рядом винтовку и долго вертел в руках новенький половник. Свежий хворост был медвяно пахуч и липок, в нос ширяло запахом цветущего краснотала, землей попахивало, трудом, позабытым в неуемном пожаре войны…

– Слушай!.. Черт с ним! Пущай при матке живет. Временно и так далее. Кончится война – на нем еще того… пахать. А командующий, на случай чего, войдет в его положение, потому что молокан и должен сосать… И командующий титьку сосал, и мы сосали, раз обычай такой, ну и шабаш! А боек у твово винта справный.

* * *

Как-то, через месяц, под станицей Усть-Хоперской эскадрон Трофима ввязался в бой с казачьей сотней. Перестрелка началась перед сумерками. Смеркалось, когда пошли в атаку. На полпути Трофим безнадежно отстал от своего взвода. Ни плеть, ни удила, до крови раздиравшие губы, не могли понудить кобылу идти намётом. Высоко задирая голову, хрипло ржала она и топталась на одном месте до тех пор, пока жеребенок, разлопушив хвост, не догнал ее. Трофим прыгнул с седла, пихнул в ножны шашку и с перекошенным злобой лицом рванул с плеча винтовку. Правый фланг смешался с белыми. Возле яра из стороны в сторону, как под ветром, колыхалась куча людей. Рубились молча. Под копытами коней глухо гудела земля. Трофим на секунду глянул туда и схватил на мушку выточенную голову жеребенка. Рука ли дрогнула сгоряча, или виною промаха была еще какая-нибудь причина, но после выстрела жеребенок дурашливо взбрыкнул ногами, тоненько заржал и, выбрасывая из-под копыт седые комочки пыли, описал круг и стал поодаль. Обойму не простых патронов, а бронебойных – с красно-медными носами – выпустил Трофим в рыжего чертенка и, убедившись в том, что бронебойные пули (случайно попавшие из подсумка под руку) не причинили ни вреда, ни смерти потомку рыжей кобылы, вскочил на нее и, чудовищно ругаясь, трюпком поехал туда, где бородатые краснорожие староверы теснили эскадронного с тремя красноармейцами, прижимая их к яру.

В эту ночь эскадрон ночевал в степи, возле неглубокого буерака. Курили мало. Лошадей не расседлывали. Разъезд, вернувшийся от Дона, сообщил, что к переправе стянуты крупные силы противника.

Трофим, укутав босые ноги в полы резинового плаща, лежал, вспоминая сквозь дрему события минувшего дня. Плыли перед глазами: эскадронный, прыгающий в яр, щербатый старовер, крестящий шашкой политкома, в прах изрубленный москлявенький казачок, чье-то седло, облитое черной кровью, жеребенок…

Перед светом подошел к Трофиму эскадронный, в потемках присел рядом.

– Спишь, Трофим?

– Дремаю.

Эскадронный, поглядывая на меркнущие звезды, сказал:

– Жеребца свово сничтожь! Наводит панику в бою… Гляну на него, рука дрожит… рубить не могу. А все через то, что вид у него домашний, а на войне подобное не полагается… Сердце из камня обращается в мочалку… А между прочим, не стоптали поганца в атаке, промеж ног крутился… – Помолчав, он мечтательно улыбнулся, но Трофим, не видел этой улыбки. – Понимаешь, Трофим, хвост у него, ну, то есть… положит на спину, взбрыкивает, а хвост, как у лисы… Замечательный хвост!..

Трофим промолчал. Накрыл шинелью голову и, подрагивая от росной сырости, уснул с диковинной быстротой.

* * *

Против старого монастыря Дон, притиснутый к горе, мчится с бесшабашной стремительностью. На повороте вода кучерявится завитушками, и зеленые гривастые волны с наскока поталкивают меловые глыбы, рассыпанные у воды вешним обвалом.

Если б казаки не заняли колена, где течение слабее, а Дон шире и миролюбивей, и не начали оттуда обстрела предгорья, эскадронный никогда не решился бы переправлять эскадрон вплавь против монастыря.

В полдень переправа началась. Небольшая комяга подняла одну пулеметную тачанку с прислугой и тройку лошадей. Левая пристяжная, не видавшая воды, испугалась, когда на средине Дона комяга круто повернула против течения и слегка накренилась набок. Под горой, где спешенный эскадрон расседлывал лошадей, отчетливо слышно было, как тревожно она храпела и стучала подковами по деревянному настилу комяги.

– Загубит лодку! – хмурясь, буркнул Трофим и не донес руку до потной спины кобылы: на комяге пристяжная дико всхрапнула, пятясь к дышлу тачанки, стала в дыбки.

– Стреляй!.. – заревел эскадронный, комкая плеть.

Трофим увидел, как наводчик повис на шее пристяжной, сунул ей в ухо наган. Детской хлопушкой стукнул выстрел, коренник и правая пристяжная плотней прижались друг к дружке. Пулеметчики, опасаясь за комягу, придавили убитую лошадь к задку тачанки. Передние ноги ее медленно согнулись, голова повисла…

Минут через десять эскадронный заехал с косы и первый пустил своего буланого в воду, за ним следом с грохочущим плеском ввалился эскадрон – сто восемь полуголых всадников, столько же разномастных лошадей. Седла перевозили на трех каюках. Одним из них правил Трофим, поручив кобылу взводному Нечепуренко. С середины Дона видел Трофим, как передние лошади, забредая по колено, нехотя глотали воду. Всадники понукали их вполголоса. Через минуту в двадцати саженях от берега густо зачернели в воде лошадиные головы, послышалось многоголосое фырканье. Рядом с лошадьми, держась за гривы, подвязав к винтовкам одежду и подсумки, плыли красноармейцы.

Кинув в лодку весло, Трофим поднялся во весь рост и, жмурясь от солнца, жадно искал глазами в куче плывущих рыжую голову своей кобылы. Эскадрон похож был на ватагу диких гусей, рассыпанную по небу выстрелами охотников: впереди, высоко поднимая глянцевитую спину, плыл буланый эскадронного, у самого хвоста его белыми пятнышками серебрились уши коня, принадлежавшего когда-то политкому, сзади плыли темной кучей, а дальше всех, с каждой секундой отставая все больше и больше, виднелись чубатая голова взводного Нечепуренко и по левую руку от него острые уши Трофимовой кобылы. Напрягая зрение, Трофим увидел и жеребенка. Плыл он толчками, то высоко выбрасываясь из воды, то окунаясь так, что едва виднелись ноздри.

И вот тут-то ветер, плеснувшийся над Доном, донес до Трофима тонкое, как нитка паутины, призывное ржание: и-и-и-го-го-го!..

Крик над водой был звонок и отточен, как жало шашки. Полоснул он Трофима по сердцу, и чудно́е сделалось с человеком: пять лет войны сломал, сколько раз смерть по-девичьи засматривала ему в глаза, и хоть бы что, а тут побелел под красной щетиной бороды, побелел до пепельной синевы – и, ухватив весло, направил лодку против течения, туда, где в коловерти кружился обессилевший жеребенок, а саженях в десяти от него Нечепуренко силился и не мог повернуть матку, плывшую к коловерти с хриплым ржанием. Друг Трофима, Стешка Ефремов, сидевший в лодке на куче седел, крикнул строго:

– Не дури! Правь к берегу! Видишь, вон они, казаки!..

– Убью! – выдохнул Трофим и потянул за ремень винтовку.

Жеребенка течением снесло далеко от места, где переправлялся эскадрон. Небольшая коловерть плавно кружила его, облизывая зелеными гребенчатыми волнами. Трофим судорожно махал веслом, лодка двигалась скачками. На правом берегу из яра выскочили казаки. Забарабанила басовитая дробь «максима». Чмокаясь в воду, шипели пули. Офицер в изорванной парусиновой рубахе что-то кричал, размахивая наганом.

Жеребенок ржал все реже, глуше и тоньше был короткий режущий крик. И крик этот до холодного ужаса был похож на крик ребенка. Нечепуренко, бросив кобылу, легко поплыл к левому берегу. Подрагивая, Трофим схватил винтовку, выстрелил, целясь ниже головки, засосанной коловертью, рванул с ног сапоги и с глухим мычанием, вытягивая руки, плюхнулся в воду.

На правом берегу офицер в парусиновой рубахе гаркнул:

– Пре-кра-тить стрельбу!..

Через пять минут Трофим был возле жеребенка, левой рукой подхватил его под нахолодевший живот, захлебываясь, судорожно икая, двинулся к левому берегу… С правого берега не стукнул ни один выстрел.

Небо, лес, песок – все ярко-зеленое, призрачное… Последнее чудовищное усилие – и ноги Трофима скребут землю. Волоком вытянул на песок ослизлое тельце жеребенка, всхлипывая, блевал зеленой водой, шарил по песку руками… В лесу гудели голоса переплывших эскадронцев, где-то за косою дребезжали орудийные выстрелы. Рыжая кобыла стояла возле Трофима, отряхаясь и облизывая жеребенка. С обвислого хвоста ее падала, втыкаясь в песок, радужная струйка…

Качаясь, встал Трофим на ноги, прошел два шага по песку и, подпрыгнув, упал на бок. Словно горячий укол пронизал грудь: падая, услышал выстрел. Одинокий выстрел в спину – с правого берега. На правом берегу офицер в изорванной парусиновой рубахе равнодушно двинул затвором карабина, выбрасывая дымящуюся гильзу, а на песке, в двух шагах от жеребенка, корчился Трофим, и жесткие посиневшие губы, пять лет не целовавшие детей, улыбались и пенились кровью.

Переправа

Вскоре казаки заняли самые удобные позиции на реке и начали обстрел. Отряду пришлось переправляться через Дон вплавь.

Трофим поручил свою кобылу взводному, а сам в лодке перевозил седла. Когда отряд вслед за эскадронным вошел в воду, он стал глазами выискивать свою рыжую. Неподалеку от матери с трудом плыл ослабевший – это становится понятно из описания, которое дает Шолохов – жеребенок. Краткое содержание того, что произошло дальше, таково. До Трофима донеслось жалобное ржанье. Он сначала выстрелил – «Убью!» — а затем, забыв об опасности, отправился на помощь. В это время казак-офицер, наблюдавший с правого берега, приказал не стрелять. На какое-то время наступила тишина.

А чуть позже, уже на левом берегу, произошла трагедия. Выбравшаяся из воды кобыла облизывала своего детеныша, а уставший Трофим поднялся на ноги и – успел сделать всего два шага. Он вдруг почувствовал горячий укол в грудь и упал неподалеку от спасенного им жеребенка. На противоположной же стороне офицер равнодушно отбросил еще дымившуюся гильзу.

Общечеловеческое значение произведения

Анализ рассказа Шолохова «Жеребенок» подводит к чрезвычайно важным выводам. Это произведение с теплым названием показывает, как в условиях войны человек забывает о важных нравственных заповедях. Его душа грубеет, а сердце становится каменным. И вдруг в такой момент появляется крохотное, беззащитное существо, которое пробуждает мысли о доме, о добре, о любви, о радости мирной, спокойной жизни. Так произошло и с Трофимом, и с эскадронным командиром, и с белогвардейским офицером, которые пусть недолго, но все же сопротивляются злу, с которым столкнулись на войне.

Однако одиночный выстрел в финале символичен. Он лишил будущего того, кто только что подарил его другому. Это доказывает, что подобное примирение мнимо, поскольку ни одна из враждующих сторон никогда не согласится сделать первый шаг к прекращению бойни. И смерть Трофима – это часть общечеловеческой трагедии: вернуться к христианским заповедям намного сложнее, чем забыть их.

Трофимов и «Жеребёнок»

Этой историей заканчиваются «Донские рассказы» Шолохова. У боевой кобылы Трофима рождается жеребёнок. Он порадовался бы этому в мирное время, но законы военного времени всё меняли. Если не убить потомство кобылы, то она будет на него отвлекаться во время боя.

Командир эскадрона решительно приказывает главному герою, чтобы он решил вопрос побыстрее. На следующий день Трофим отправляется исполнять приказ, но рука не поднимается. Даже командиру становится жалко жеребёнка, и он разрешает оставить его при матери. Это сильно усложняло веде́ние боевых действий. Кобыла почти не слушалась хозяина во время битв, постоянно переживая о своём ребёнке.

Вдобавок малыш имел такой домашний вид, что сердце солдат проникалось мягкостью и сентиментальностью, а это на войне смерти подобно. Всё разрешилось само собой на переправе через Дон.

Жеребёнок попал в круговерть, откуда уже не мог самостоятельно выбраться. На берегу показались казаки, тут же начавшие стрелять, но увидев, как Трофим пытается вытащить малыша из воды, остановились. Герою удаётся спасти жеребёнка. Он вытаскивает его на берег, где того уже ждёт мать. После этого звучит короткий выстрел, и он падает на землю мёртвым.

Цикл рассказов описывает важный исторический период, когда возникало белое и красное казачество, описывает жизнь не только военных, но и простого народа. Бытует мнение, что казачество состояло исключительно из белогвардейцев, но Шолохов в художественной форме высказывает свою точку зрения. Из рассказов становится очевидно, что социальные противоречия на Дону имели не менее тяжёлые и трагичные последствия, как и для всех других регионов.

Краткий пересказ передаёт суть, но теряет в художественной ценности. После ознакомления с ним рекомендуется прочесть полные версии рассказов.

«Шибалково семя»

Здесь автор рассказывает о красноармейце Шибалке, у которого при себе остался годовалый ребёнок. С ним было связано много горестных ситуаций, и солдат решается отдать ребёнка в детский дом. Там он обращается к директору, а чтобы вызвать сочувствие у неё, рассказывает подробности своей печальной жизни.

Его отряд тогда занимался преследованием и уничтожением банд. Однажды произошло сразу несколько нетипичных событий:

  1. Им на пути попалась раненая женщина. Шибалка пожалел её и попросил оставить в отряде.
  2. Женщину звали Дарьей, и она быстро окрепла. Чтобы не чувствовать себя обузой, начала активно помогать всем вокруг.
  3. Она обучилась конному делу, что сделало её лихой казачкой.

Шибалок прикипел душой к спасённой женщине. Вскоре Дарья забеременела от него. Неожиданным и непредсказуемым оказалось то, что она была шпионом банды. Она рожает, и он собственными руками убивает возлюбленную, а младенца попросил оставить.

Полевая жизнь не подходит ребёнку, поэтому было принято решение — оставить маленькое создание в тихом месте, на время. Услышав такую историю, строгая руководительница детского дома без сомнений приняла мальчика.

Минька-«Нахалёнок»

Восьмилетний Минька встречает своего отца, бывшего пастуха, с фронта. Сначала он не совсем признаёт его, пугаясь нежностей большого усатого дядьки, но быстро оттаивает. После этого он всегда при отце, жадно слушает его рассказы обо всём на свете.

Соседские мальчишки к пареньку относились плохо. Они были из полных семей, поэтому дразнили Миньку, указывая на то, что мать его замужем никогда не была. Отца ему заменял дед, который любил внука, но никогда не давал спуска за шалости.

На одном из собраний отца выбирают председателем колхоза. Находится предостаточно людей, которым не нравится, что к управлению пришёл «красный». В селе появляется подотряд, требующий отдать излишки пшеницы. Мальчик помогает продкомиссару, показав, где у богатого попа находится тайник с зерном. После этого на него ополчается бо́льшая часть поселения.

Тем временем отец Миньки снова отправляется воевать с бандами. Постоянно слышатся выстрелы и даже кратко звучат залпы. Его убивают там, как и многих других защитников, что позволяет бандитам спокойно занять поселение. Дед сажает мальчика на коня, привязывает его к седлу верёвкой, а потом отправляет просить помощи у красногвардейцев. Хоть ребёнку очень страшно, и он ломает себе ногу, но исполняет важное поручение.

«Родинка» Николки

Николка Кошевой стал командиром конного эскадрона всего в 18 лет. На вид он был гораздо старше. Этому способствовали старческие морщины в уголках глаз и сутулая спина. Мать рано умерла, а отец пропал в огне войны. Осталась у него только отметина на ноге, такая же, как у его папы.

Хоть парень и был юн, но успел повидать много горя. Ему надоели жестокие сражения, а больше всего хотелось продолжить учёбу. Очередная стычка с бандой закончилась для него печально. Он был зарублен лихим казаком. Тот увидел хорошие сапоги на трупе Николки, спешился, чтобы их снять, но тут же узнал родинку.

Убийцей оказался отец. Казак был настолько удручён горем, что не смог найти себе места в жизни. Он закончил свою жизнь самоубийством.

«Обида» Степана

Хутор Дубровинский долго не мог дождаться дождя. Урожай хлеба безнадёжно пропал, и всё поселение стало переживать лютый голод. Хуже всего жилось Степану, у которого было 8 детей, оставшихся от сына, убитого на войне. Сам глава семейства был крепким мужичком, но уже немолодым.

Председатель хуторского совета рассказывает, что вскоре им выдадут семенную ссуду, поэтому нужно подготовить землю для будущего посева. Истощённый мужчина вспахивает свой участок, чуть ли не падая от усталости.

Оказалось, что всё это зря. Семян не выдают, а цена на хлеб вырастает до невероятных размеров. Люди обменивают на него самые ценные вещи, но всё равно голодают и постепенно вымирают.

Всё же ссуда приходит, и деревня отправляется на станцию, чтобы получить зерно. Глядя на то, как мешки наполняются пшеницей, Степан задыхался от радости. Когда он возвращался домой, то на него напали грабители, и он теряет всё полученное. Остаётся лишь смотреть на вспаханную землю, которую нечем засеять.

В степной покос от мужчины уходят быки. Он отправляется их искать, но обнаруживает лишь телегу, гружённую сеном. В извозчике он узнаёт одного из грабителей, а рядом с ним сидел маленький мальчик. Бандит умоляет помиловать, но в сердце Степана крепко поселилась червоточина обиды, и он пронзает человека вилами.

Сразу стоит понять, что неопытному коневладельцу в подавляющем большинстве случаев лучше приобретать в собственность взрослое животное, так как самостоятельное выращивание и воспитание жеребят — длительный, недешевый и очень ответственный процесс. Он сопряжен со многими расходами, трудностями и нюансами, которые могут быть упущены некомпетентным человеком.

Тем же, кто решил вырастить и воспитать животное с детских лет, будет интересно узнать, что ваши старания окупятся сторицей: ваш питомец станет настоящим другом. Попробуем вкратце описать процесс выращивания молодняка в возрасте от 6 месяцев до 3-ех лет.

ОТЛУЧЕНИЕ ЖЕРЕБЯТ ОТ МАТЕРИ И ВЫРАЩИВАНИЕ ОТЪЕМЫШЕЙ

Примерно в 6–7 месяцев детенышей ждет процесс отъема — отлучения от матери, молочность которой уже заметно снижена. К этому времени малыш должен быть достаточно развит для самостоятельной жизни. Если оставить жеребенка под маткой на более продолжительное время, это может привести к тому, что кобыла сильно спадет с тела, похудеет. При острой необходимости (очень слабые, болезненные жеребята) процесс отъема можно отложить до 8–9 месяцев. Более раннее отлучение от матери (до полугода) нередко чревато серьезными проблемами со здоровьем жеребенка.

До полугода жеребята постоянно живут с матерью

Отъем осуществляют одномоментно: переводят жеребенка в отдельный денник, в идеале — такой, где он не будет беспокоить кобылу-матку своими криками и видом. Обычно в течение нескольких дней детеныш и его мать нервничают, зовут друг друга и беспокоятся, затем перестают. Для более комфортного привыкания к новому образу жизни желательно обеспечить обоим прогулки в компании сверстников. Кобыле к тому же несколько дней не стоит давать концентрированные корма во избежание мастита.

Жеребят-отъемышей переводят на обычное конюшенное содержание со стандартной кормежкой, продолжительным активным выгулом и занятиями соответственно возрасту. В рацион подрастающим лошадям стоит помимо травы, сена и злаков добавлять достаточное количество сочных корнеплодов, соль, мел, витамины. Очень важным для молодняка является моцион, а также интенсивное движение на пастбище или в левадах, желательно в компании таких же жеребят.

Разумеется, постоянное общение с человеком и занятия продолжают играть большую роль в развитии лошади и в этом возрасте. У жеребенка к году-полутора должны быть выработаны и прочно закреплены доброе отношение к хозяину, полезные условные рефлексы и привычки, необходимые при заездке и дальнейшем использовании лошади.

Регулярное активное движение очень важно для полноценного развития жеребят

Необходимо постоянно наблюдать за физической кондицией детенышей, состоянием их ног и копыт, чистотой. Также понятно, что после отъема и перевода жеребят на другой образ жизни нужно еще внимательнее следить за здоровьем и поведением молодых лошадей, которые с непривычки могут травмироваться в табуне или личном деннике, получить солнечный удар на улице, подхватить инфекцию.

В 4–6 месяцев у малышей проводят первую дегельминтизацию, затем (как и прививки) согласно общему плану ветеринарных мероприятий.

ВЫРАЩИВАНИЕ ГОДОВИЧКОВ, ДВУХ– И ТРЕХЛЕТОК

В этом возрасте у жеребят наблюдается относительно большой прирост обхвата груди и длины туловища, поэтому очень важны полноценное питание и регулярные физические нагрузки. Приемы выращивания могут разниться в зависимости от породных особенностей и качества жеребят, а также условий хозяйства и планов дальнейшего использования животных.

Следует помнить, что примерно в годовалом возрасте начинается половое созревание молодых лошадей, поэтому жеребчиков уже нужно содержать отдельно. Раннее половое созревание ведет к более быстрому окончанию роста, особенно в высоту, а значит, чрезмерное ускорение полового созревания может неблагоприятно отразиться на формировании типа лошади.

Примерно с года молодняк уже можно приучать к разовой несложной работе на корде. Полноценные тренировки обычно начинают в возрасте около полутора-двух лет. Жеребята должны слушаться голосовых команд человека, устойчиво ходить всеми аллюрами, по команде останавливаться, менять направление и многому другому.

С полутора лет жеребят нужно приучать к регулярным тренировкам

Далее молодых лошадок можно приучать к оголовью с мягким трензелем, амуниции различных типов (вальтрапу, седлу, вожжам, сбруе). Следующий этап — заездка молодняка в упряжь или под верх. Это очень важное время в жизни лошади, желательно, чтобы заездку осуществляли опытные люди, которые не напугают лошадь и не вызовут у нее вредных привычек своей грубой неаккуратной работой.

Рубрики: Животные

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *